bande_nere (bande_nere) wrote in xvicentury,
bande_nere
bande_nere
xvicentury

Дочь Монтесумы и другие его потомки

Оригинал взят у bande_nere в Дочь Монтесумы и другие его потомки
Многим известно про индианку донью Марину, подаренную Эрнану Кортесу союзными индейцами и ставшую его верной соратницей при завоевании государства ацтеков. Думаю, что широкая общественность гораздо меньше знает о судьбе женщин из рода правителей этого государства – прямых потомков Монтесумы II.

Codex Cozcatzin 1
Монтесума II, Изабелла (посредине) и Педро. Кодекс Коцкацин.

В 2002 г. кубинский историк Алехандро Гонсалес Акоста, проживающий в Мехико, предложил потомкам Монтесумы 
выдвинуть иск против мексиканского правительства, которое в 1934 г. национализировало их собственность без всякой компенсации. До этого на протяжении более чем столетия после обретения Мексикой независимости от Испании правительство выплачивало потомкам ацтекского “императора” пенсии. Помимо проживающих в Мексике наследников Монтесумы его потомки в наши дни составляют часть высшей испанской знати: это герцоги Моктесума-и-Тультеньо, маркизы Тенеброн, виконты Илукан; герцоги Атриско; графы Мираваль. История этих знатных родов начинается там, где заканчивается история государства ацтеков и его главы Монтесумы II.

К 1519-му, гОду высадки отряда Эрнана Кортеса на побережье Мексики, испанцы уже довольно основательно обосновались в Новом Свете. На вест-индийских островах и в прибрежных областях Америки проживало более 5 тыс. выходцев из Европы. Их поселения располагались на Гаити, Пуэрто-Рико, Ямайке, Кубе, территории Колумбии, Панамы, Венесуэлы. Подданные короля Карла I достигли Флориды и Юкатана, видели воды Южного моря (Тихого океана). Дважды испанские экспедиции высаживались на мексиканском побережье – в 1517 и 1518 гг. Столкновение между ними и повелителями значительной части современной Мексики – ацтеками – было неизбежно.

Казалось, что в 1519 г. империя ацтеков достигла пика своего могущества. Она занимала территорию центральных штатов Мексики, продолжая расширяться. Впрочем, если приглядеться пристальнее, то окажется, что не всё было в порядке в государстве ацтеков. Незадолго до прибытия испанцев, в 1518 г., Монтесума начал неудачную войну против Тлашкалы, потерпев от этого города ряд поражений. Ацтекская армия потеряла много личного состава и предводителей, а тлашкаланцы так и остались непокорёнными. Когда Кортес в следующем году высадился в Веракрусе, он обрёл в них естественных союзников. Впрочем, ацтекская империя не утратила своей силы и успешно продолжала экспансию в других направлениях. В том же году ацтеки захватили ряд провинций, вплотную приблизившись к покорению Юкатана. Их союзником стал сильный город Чолула.

После высадки 22 апреля 1519 г. отряда Эрнана Кортеса Монтесума избрал в отношениях с бородатыми пришельцами тактику выжидания. Возможно, что богатые подарки могли повернуть незваных гостей вспять. Возможно, что пришельцы не сумеют продвинуться вглубь страны, потерпев поражение в столкновениях с тлашкаланцами или союзниками ацтеков. Возможно, что их приход в Теночтитлан разорвёт связь с побережьем и не даст возможности получить подкрепления. Однако, линия истории обошла все эти ловушки, предоставив людям Кортеса шанс подчинить Монтесуму, а затем в относительно короткий срок разрушить империю ацтеков, воспользовавшись для этого помощью индейских союзников. “Император” Монтесума II был убит во время восстания жителей столицы против пришельцев. Среди погибших в эту Ночь печали (30 июня/1 июля 1520 г.) были сын и дочь правителя. Ещё одна маленькая дочь, Текуичпоцин, после отступления испанцев из города формально (ей тогда было не более 10 лет) стала женой одного из вождей восставших, Кауатемока. Тем самым последний объединил две линии правящего дома, став последним независимым тлатоани (“императором”) ацтеков.

Год спустя Кортес, оправившийся от потерь и получивший подкрепления из Вест-Индии, взял Теночтитлан в осаду. Испанцев сопровождали многочисленные союзники из числа индейских племён, так что падение столицы ацтеков было неизбежным: “Испанцы вернулись… И с ними в город вошли люди из Ксалтокана, Куауитлана, Тенаниокана, Ацкапотцалько, Тлакопана и Койоакана”. Столица империи подверглась разрушениям, затоплению, пожарам и грабежам. Десятки тысяч жителей погибли от тягот осады, болезней или в боях с испанцами и их союзниками. Согласно “Реляции” Фернандо Альбы Иштлильшочитля, среди погибших была “вся ацтекская знать, поскольку если после этого и остались какие-либо сановники и сеньоры, то это были малые дети”. На месте Теночтитлана был основан город колонистов Мехико, но его население не скоро достигло уровня заселённости 200-тысячной столицы ацтеков.

Великий город Теночтитлан1
Last Days of Tenochtitlan (William de Leftwich Dodge, 1899)
“Великий город Теночтитлан”. Фреска Диего Риверы.
“Последние дни Теночтитлана”. Уильям де Лефтвич Додж.


Что касается части детей погибшего “императора” ацтеков, то они не просто сумели сохранить свои жизни в горниле войн и политических переворотов, но заняли в новой колониальной системе определённое, довольно высокое положение. Сын (от младшей жены) и две дочери Монтесумы II вошли в состав т. н. мексиканской знати, получив от короля Испании титулы, почёт и земельные владения в форме энкомьенд. Будучи включены в состав Pax Hispanica, они быстро усвоили испанские правовые обычаи и законы, что помогало им отстаивать свой высокий статус перед оппонентами из числа испанцев и других индейцев. Среди их методов были судебные иски, прямые обращения к королю и Совету по делам Индий, брачные союзы с представителями испанской знати, занятие государственных должностей в Новой Испании. При этом они сохранили индейскую идентичность, при дворе, в судах и административных инстанциях постоянно ссылаясь на своё происхождение. По словам Джеймса Локхарта, их судьба демонстрирует “как конфликт, так и кооперацию”, “как борьбу, так и выживание”.

Высокий статус потомков Монтесумы поддерживался прежде всего значительными доходами с принадлежащих им земель. Так, дочь Монтесумы, известная как донья Мариана (иначе - Леонора), получила во владение энкомьенду Экатепек и ещё  дюжину имений на правах собственности. Энкомьенда подразумевала набор определённых прав и обязанностей (фискальных, административных, духовно-пастырских) в отношении населения определённой территории. Донья Мариана сменила двух испанских мужей и оставила дочь. Её потомки владели энкомьендой на протяжении трёх поколений, пока в начале XVII в. не избавились от неё путём продажи.

Карта Экатепека
“Карта” ацтекских поселений из “Кодекса Мендоса”, XVI в. Экатепек третий слева в верхнем ряду.

Единственный сын девятого “императора” ацтеков, упомянутый в источниках XVI в., это Тлакахуепан, известный у испанцев как Педро Моктесума. Будучи ко времени завоевания Теночтитлана юношей 18-19 лет, Тлакахуепан-Педро стал сотрудничать с испанцами. В современной Мексике, почитающей ацтекское наследие, Тлакахуепан осуждается как “коллаборационист”. Он был своего рода символическим представителем ацтекской знати, который примирился с завоевателями и тем самым легитимировал Конкисту. Во время распределения Кортесом энкомьенд в апреле 1522 г. Педро получил наследственное право взимания доходов с Тулы, губернатором которой он стал. Это был важный стратегический пункт, прикрывающий на севере выход из долины Мехико, с которым дон Педро был связан по линии матери. Последняя приняла крещение вместе с сыном, став доньей Марией.

Педро Моктесума дважды побывал в Испании, будучи принят во время второго визита королём Карлом. Тот официально подтвердил его статус как сына Монтесумы и утвердил герб. На последнем красовались 32 золотые короны - как символ царского происхождения, не встречающийся в гербах испанских грандов со времён объединения Испании Католическими королями. Это было крупное достижение не только для самого дона Педро, но потенциально для всей индейской знати.

Герб Педро Моктесумы
Герб Педро Моктесумы.

Зато на родине дона Педро отношения с соотечественниками складывались не лучшим образом. Во время его отсутствия знатные жители (principales) Тулы попытались сместить его с должности, мотивируя это тем, что он был назначен лишь благодаря быстрому переходу в христианскую веру, по ходатайству францисканских миссионеров. Между тем, несмотря на происхождение по женской линии от тульских тлатоани, дон Педро не имеет прав на власть в этом городе. Жалоба тульских аристократов была подана на имя президента Королевской аудиенсии Мехико - высшего административно-судебного органа. В результате президент Рамирес де Фуэнлеаль сместил дона Педро с поста губернатора и запретил ему появляться в области “по причине преступлений и произвола”. Некоторое время сын Монтесумы жил в Мехико, лелея надежды вернуть себе “достояние предков”.

Пребывание при дворе Карла Габсбурга помогло Педро и его матери возвратить владения в Туле. Король велел аудиенсии в Мехико уступить им все земли, незаконно присвоенные испанцами или индейцами. Кроме того Карл I пожаловал Педро единовременным грантом в размере тысячи золотых песо и ежегодным доходом в 500 песо. С этими документами Педро вернулся из Испании в Америку, где предстал перед аудиенсией. Он оспорил утверждения тульских старейшин о том, что его мать была незаконнорождённым ребёнком и заявил, что его предки владели тульской стороной на протяжении поколений. Будучи знаком с испанским придворным миром и военной машиной, дон Педро не ожидал, что испанская юстиция окажется весьма неповоротливой и заражённой духом бюрократии и волокиты. Процесс по делу о возвращении Педро Моктесуме владений затянулся на долгие годы. Описание всех перипетий судебных баталий, возможно, потребует отдельного поста. Так или иначе, постоянными обращениями к королю дон Педро добился хорошего содержания для своей семьи, включённой в состав верхушки колониального общества. Умирая, он распределил владения, включая спорную Тулу, между многочисленными детьми. Потомки дона Педро от поколения к поколению поднимались всё выше в аристократической иерархии. Его внук получил от Филиппа IV титул графа; в середине XVIII в. Моктесумы стали испанскими грандами, в XIX в. - герцогами.

Главной наследницей Монтесумы II испанцы считали его дочь, старшую сестру Леоноры - Текуичпоцин, получившую при крещении имя Изабелла, вероятно, в честь жены Карла I. Она родилась около 1509 г. и до того как ей исполнилось 11 лет успела пережить три брачных союза с представителями высшей ацтекской знати. После Конкисты у Изабеллы было ещё три мужа, все – испанцы. В 1544 г. её последний испанский муж Хуан Кано де Сааведра объяснил официальному летописцу Нового Света Гонсало Фернандесу де Овьедо, почему его супругу следует считать законной наследницей Монтесумы. Прежде всего, она родилась от брака с главной женой - брака, заключённого по традиционному ацтекскому церемониалу. В момент удаления новобрачных в спальню родители невесты должны были связать её юбку с хлопковой накидкой жениха. После этого супруги на три дня запирались для осуществления брака, допуская к себе только слугу, приносящего им еду. Всё это время свадьба продолжалась: гости посвящали себя танцам и пиршествам, которые прекращались ровно в тот момент, когда новобрачные наконец выходили из спальни. Второстепенные браки такой церемонией не сопровождались и дети от них не могли рассматриваться в качестве законных наследников.

Брачная церемония
Брачная церемония (не знатных) из “Кодекса Мендоса”.

Далее, в период недолгого правления Кауатемока Изабелла (тогда ещё Текуичпоцин) была его законной супругой, хотя описанная выше церемония вряд ли была проведена. Хуан Кано напомнил историографу о том, что Кауатемок убил сына Монтесумы Ашайакатля, после смерти которого законных наследников мужского пола у покойного тлатоани не осталось. Вероятно, доводы Кано должны были объяснить предпочтение, оказываемое Изабелле перед её единокровным братом доном Педро. Доводы, которые при этом приводились, восходили к ацтекскому праву.

По словам Берналя Диаса, Изабелла была “красивой для индианок девушкой”. В 1526 г. Кортес выдал её за своего незадачливого соратника Алонсо де Градо, которого он фактически спас от петли, уготованной ему другим конкистадором, Педро де Альварадо, в наказание за бунтарские речи против Кортеса. Кортес не только простил Градо, но даже назначил его инспектором по делам индейцев (visitador de indios). Брак с Градо длился всего около года, поскольку супруг Изабеллы вскоре умер. В период её вдовства Кортес, по словам одного историка, “покоривший женщин не меньше, чем городов”, вступил с ней в связь, от которой родилась дочь Леонора. Тем временем, однако, конкистадор подыскал Изабелле новую партию - Педро Галлего де Андраде. Леонора родилась уже после их венчания, но при этом была признана Кортесом в качестве его дочери.

Смещение Кортеса с должности губернатора и его отъезд в Испанию никак не отразились на благополучии четы Галлего. Известно о широком праздновании ими рождения сына, которое привлекло в Такубу множество гостей. Крестил новорождённого лично епископ Мехико. Счастье отца длилось недолго: спустя два месяца он умер, а 21-летняя Изабелла снова оказалась вдовой. Несмотря на то, что ни один из её мужей не прожил в браке дольше нескольких лет претендентов на руку индейской “принцессы” хватало. Её последним мужем стал упомянутый выше Хуан Кано, с которым она прожила вместе почти 20 лет.

Всего в браках с испанскими мужьями Изабелла Моктесума родила 4-х сыновей и 2-х дочерей. Пятеро её детей имели потомство, положив начало нескольким линиям испанской знати. При распределении Эрнаном Кортесом земель Изабелле была пожалована энкомьенда Тлакопан (современное название Такуба), один из городов – членов Тройственного союза, стоявшего у истоков ацтекской империи. Всего Изабелла получила в наследственное владение несколько десятков деревень и городков. На её землях проживало почти полторы тысячи семейств, которые каждые 80 дней были обязаны выплачивать ей установленную дань (в конце XVI в. нормой было 1 серебряное песо и почти полный бушель зерна с домохозяйства). К середине XVI в. энкомьенда в Такубе оказалась крупнейшим частным землевладением в долине Оахака. Поскольку пожалования Кортеса были подтверждены в 1529 г. королём Карлом, после смерти Изабелла оставила своим сыновьям от браков с Педро Галлего и Хуаном Кано весьма значительную собственность. Дочери от Кано стали монахинями.

Что касается старшей дочери Изабеллы от связи с Кортесом, то она впоследствии вышла замуж за баска Хуана де Толоса, открывателя серебряного месторождения в Закатекас и одного из самых богатых людей колонии. Их потомки фактически контролировали север Новой Испании и вступили в брачные союзы с представителями других влиятельных местных семейств – Зальдиварами и Оньяте.

Генеалогия Изабеллы Моктесумы
Генеалогия Изабеллы Моктесумы и её потомков.

Судьба потомков Монтесумы в общем мало чем отличается от того, что происходило с представителями высшей знати других покорённых стран. Однако, в Неаполе или Милане, Бретани или Артуа, Богемии или Венгрии мы имеем дело с испанцами, французами, немцами, с одной стороны, итальянцами, бретонцами, чехами, венграми, с другой. В Америке конкистадоры столкнулись с Новым миром, населённым представителями другой расы. Это не помешало ни признанию за индейцами личной свободы (Новые законы Карла I 1544 г.), ни признанию наследственных прав индейской знати, включая семьи прежних правителей. Вообще, завоевания испанцев в Америке являют один из немногих примеров в мировой истории, когда завоеватели предоставили завоёванным множество прав и привилегий, начиная от земельных владений и заканчивая высшими титулами. По словам Генри Кеймена, “чтобы власть испанцев в Америке стала жизнеспособной, необходимо было выработать систему, основанную скорее на сотрудничестве, чем на “завоевании””. Поэтому потомков Монтесумы чтили как “естественных королей” (reyes naturales), сохраняющих неотчуждаемые наследственные права в Новой Испании.

Судьба детей Монтесумы, как пишет Дональд Чипмен, во многом зависела от толкования Кортесом испанского права. В юности Кортес два года проработал писцом в нотариальной конторе своего дяди в Саламанке и, по мнению его биографа Ф. Шолса, должен был быть хорошо знаком с кастильскими правовыми обычаями и писаным правом. С самого начала своего мексиканского предприятия он стремился обелить себя в глазах высшей власти, отведя подозрения в мятеже (он нарушил приказ губернатора Кубы и Юкатана Диего де Веласкеса, самовольно возглавив экспедицию). Речь идёт о письмах Кортеса королю Карлу I. В случае благосклонного отношения со стороны короля Кортес мог рассматривать себя в качестве его непосредственного представителем, в обход вице-короля Диего Колумба и губернатора Веласкеса. Ту же цель легализации мексиканских конкистадоров в глазах верховной власти преследовало создание ими на побережье нового города Вилла-Рика де ла Вера-Крус с соответствующей муниципальной организацией, во главе которой (в качестве алькальда) стал сам Кортес. Эти предосторожности были не лишними, но несмотря на них превентивные акты Кортеса не сразу возымели эффект. До 1522 г. ему пришлось дважды столкнуться с враждебными действиями со стороны колониальных и центральных властей. При этом оба раза юридические доводы он подкреплял военной силой. Только такое сочетание помогло Кортесу выстоять и в конечном итоге закрепить за собой высокий статус.

Наделение потомков Монтесумы, равно как и испанских солдат, земельными владениями означало для Кортеса практическую реализацию его прав на управление Новой Испанией, которые он приобрёл в боях. Несмотря на то, что местные власти Нового Света, включая первый состав аудиенсии в Мехико, оспорили эти права, Кортесу удалось отстоять их на аудиенции у короля. Признание сделанных им земельных пожалований, наделение его титулом маркиза долины Оахаки (Валь-де-Оахака), фактически означало одобрение и его политики в отношении детей покойного тлатоани. Изабелла Моктесума служила ярким примером el mestizaje - смешения индейской и испанской крови и культуры, образцом христианской семейной жизни для конкистадоров и их индейских сожительниц. Как заявлял о своей супруге Хуан Кано, “хотя она и родилась в нашей [Новой] Испании, нет человека, лучше подготовленного или проникнутого [христианской] верой”. Потомкам Монтесумы удалось, возможно, немногим из индейцев, своей жизнью реализовать идеал мирного включения новых покорённых земель в испанскую имперскую систему. Идеал, постулируемый верховной властью, и активно подддерживаемый Кортесом во время завоевания им Мексики.

Tags: Испания, Конкиста
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 0 comments