Николай Эйхвальд (fon_eichwald) wrote in xvicentury,
Николай Эйхвальд
fon_eichwald
xvicentury

Выборы-1575

Оригинал взят у fon_eichwald в Выборы-1575
Когда король Хенрик Валезы сбежал из Кракова в Париж, чтобы стать там Генрихом Третьим (http://fon-eichwald.livejournal.com/36296.html), Речь Посполита оказалась в неприятном положении "соломенной вдовы". Есть у неё король или нет? Вернётся беглец или не вернётся? Ответ напрашивался скорее отрицательный, хотя незадачливый монарх и клялся вернуться - когда его догнали на границе.

Но некоторые всё же предпочитали верить, что новые выборы не понадобятся. Скажем,  католические прелаты новых выборов очень не хотели: реформаты слишком усилились в Польше и Литве за предыдущие несколько десятилетий, и церковники опасались, что очередная элекция будет использована некатоликами для укрепления их позиций, а то и для избрания протестанта. Магнаты, напротив, были не прочь выбрать нового короля: они могли продать кандидату свою поддержку и получить новые земли и должности.

Как бы то ни было, сейм, созванный после бегства короля, постановил дать ему время на возвращение - около 7 месяцев (до 12 мая 1575 года). Тот не воспользовался этим великодушным предложением, а потому 26 мая в Речи Посполитой началось официальное междуцарствие - до ноябрьских выборов.

Большая часть сенаторов была на стороне императора Максимилиана Второго Габсбургского. По матери он был правнуком Казимира Четвёртого, принадлежал к семейству, славившемуся своей приверженностью католической вере (поэтому его поддержали все сенаторы-церковники). За Габсбургов была и существенная часть литовской знати; здесь рассчитывали использовать империю для того, чтобы справиться с Москвой.

477px-Nicolas_Neufchâtel_002
Максимилиан Второй

А вот известия о том, что Максимилиан вроде как вёл переговоры с царём Иваном, обещая отдать всю Литву в обмен на поддержку на польских выборах, нуждаются в проверке. Интересно было бы ещё узнать, как отнеслись бы к факту таких переговоров сторонники австрийской и московской партий, благо последняя тоже была. Папский нунций даже писал, будто вся литовская шляхта за царя. Это, видимо, преувеличение, к тому же Литва всё равно ничего не решала...

Были и другие иноземные претенденты на корону. Король шведский Юхан Третий, зять последнего Ягеллона:

John_III_of_Sweden

Князь трансильванский Стефан Баторий - старый противник Габсбургов, служивший их основному конкуренту из Дома Запольи и проведший несколько лет в заключении в Вене; его поддерживали в первую очередь Зборовские:

510px-Stefan_Batory._Стэфан_Баторы_(1576)

Герцог Феррарский Альфонсо Второй - правнук папы римского Александра Шестого, родной дядя герцога де Гиза и двоюродный - Генриха Третьего; его поддерживали Николай Кристоф Радзивилл по прозвищу Сиротка и Ходкевичи:

Girolamo_da_Carpi_002

Младший брат Максимилиана, эрцгерцог Фердинанд Тирольский:

497px-Francesco_Terzio_002

Прийти к единогласному решению на сейме не удалось, поэтому австрийская партия решила идти напролом. 12 декабря 1575 года примас объявил королём Максимилиана. Но шляхта, узнав об этом, возмутилась, и на волне возмущения резко усилились сторонники "пяста" во главе с Яном Замойским.

Появление этой партии связано с сильным ударом по сословной и национальной гордости, который ощутили польские шляхтичи, узнав, что их король сбежал и предпочёл какую-то другую страну Речи Посполитой. Многие уже не хотели иноземных принцев, боясь, что казус повторится и они опять останутся без монарха; хотели выбрать своего. "Пяста". Но реализовать это вполне абстрактное желание было трудно: Ягеллонов уже не осталось. Появилась пара кандидатур из магнатской среды - малополяк Анджей Тенчинский и мазур Ян Костка, но для такого ещё было рано: нужны были люди княжеской крови...

И решение было найдено: выбрать королеву, Анну Ягеллонку (сестру Сигизмунда Августа) и выдать её за князя трансильванского. Это формально продолжило бы правление Ягеллонов и гарантировало бы, что Стефан Баторий не поступит, как его предшественник. Был и ещё один аргумент в пользу Стефана: османы. Избрание Габсбурга означало бы вступление Речи Посполитой в антитурецкий фронт, поэтому султан прислал посольство с требованием не выбирать Максимилиана. Это соответствовало тогдашним внешнеполитическим интересам: надо было решать ливонскую проблему, а на южных границах сохранять мир.

Итак, пястовская партия пригласила Батория на царство; австрийская партия отправила приглашение своему кандидату. Стефан оказался быстрее: он тут же прислал двоих доверенных лиц, которые за него принесли присягу сейму. Новый король поклялся соблюдать "Пакта конвента", погасить государственные долги, вернуть Литве земли, захваченные царём, замирить татар, заключить союз с турками. А вот Максимилиан колебался. Он был уже немолод и болен, понимал всю масштабность задачи, думал, не попросить ли помощи у германских князей и не сделать ли королём польским своего сына Эрнста:

492px-Martino_Rota_Archduke_Ernest_of_Austria

Весной Стефан вступил в южные пределы Речи Посполитой с трёхтысячным войском. Его появления ждали с разными чувствами: не было уверенности, что он предан католической церкви, и реформаты надеялись, что он сменит веру, а католики, соответственно, боялись этого. Епископ Куявский потребовал от будущего короля поклясться, что тот тот останется католиком. И такая клятва была произнесена, несмотря на явное нежелание Батория. Ничего не попишешь: польским королям часто приходилось делать то, чего они не хотели.

Избрание Максимилиана было признано незаконным, 1 мая в Кракове Анна Ягеллонка и Стефан Баторий были коронованы и обвенчаны (невесте шёл тогда шестой десяток). Примас признал нового короля, только подчинившись силовому давлению. А император так ничего и не предпринял - впрочем, ему оставалось жить всего несколько месяцев. Вот спустя 10 лет схожая ситуация привела к большой войне...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 0 comments